Кацайлиди Андрей Валерьевич (katsaylidiru) wrote,
Кацайлиди Андрей Валерьевич
katsaylidiru

Правила жизни Михаила Барщевского


"Право.Ru" представляет новый для себя жанр — "правила жизни", впервые представленный в России журналом Esquire, и культивируемый сейчас многими изданиями. Это — рассказ о знаменитых юристах их же словами. В первой части — Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях, адвокат в прошлом, доктор юридических наук, писатель, политик и телевизионная знаменитость. Барщевскому 55 лет, живет он в Москве.

О начале карьеры…

Мама давала мне воспитание, что называется, по Чехову. Интеллигентность, щепетильность. Но иногда, знаете, это очень мешает жить. Сволочам легче. ("МК")

В какой-то момент решил браться только за те дела, от которых отказались другие юристы. Когда я их проигрывал, а такое, естественно, случалось довольно часто, мне не в чем было себя упрекнуть: пусть не смог, но ведь другие даже и не пробовали… Зато когда выигрывал, для меня это был настоящий профессиональный успех. ("Право.Ru")

Последнее уголовное дело я вел в 1985 году. К этому периоду я уже определил сферу своей дальнейшей профессиональной деятельности как бизнес-адвоката. В стране начали появляться первые кооперативы и совместные предприятия, и я сразу понял, что это перспективно. А после стажировки в США в крупнейшей американской юридической фирме Milbank, Tweed, Hadley & McLoy окончательно утвердился в том, что буду заниматься исключительно правовым обслуживанием бизнеса. ("Право.Ru")

Я юристом стал для того, чтобы потом быть писателем. ("Труд")

Об адвокатуре…

Адвокат — это помощник судьи. Он помогает судье, основываясь на законах, принять справедливое решение, хотя и действует в защиту своего клиента. ("Право.Ru")

Я за то, чтобы очистить адвокатуру от случайных людей. Однако адвокатура сейчас и так находится в загнанном состоянии. И чем меньшим в ее деятельности будет присутствие государства, тем будет лучше. Адвокатура должна быть саморегулирующейся общественной организацией. Порядок там возникнет тогда, когда прежде всего будет наведен порядок в других правовых институтах. Адвокатов, например, упрекают в том, что некоторые из них заносят деньги в суды. Так вот — пока там будут брать, до тех пор туда будут носить. ("Право.Ru")

Свои актерские и даже режиссерские амбиции я вполне смог реализовать в рамках адвокатской профессии. ("МК")

Я в своей адвокатской практике ни при каких обстоятельствах не брался за дела об убийстве и изнасиловании. Сегодня к ним я добавил бы процессы по делу террористов. Данную категорию людей я не стал бы защищать в принципе. Конечно, это непрофессионально, и я не могу, не вправе дать подобный совет другим адвокатам. Это — мой моральный императив. ("Право.Ru")

Около 13 лет назад я защитил докторскую диссертацию на тему "Проблемы организации и деятельности адвокатуры в России". Это не совсем обычная и в чем-то даже забавная история. Сначала в свет вышла моя книга "Организация и деятельность адвокатуры в России". В то время я преподавал на кафедре адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии. Примерно через месяц после того, как вышла книга, меня пригласил ректор академии Олег Емельянович Кутафин. "Ты знаешь, что ты написал?" — едва ли не с порога спросил он. "А что?" — вопросом на вопрос ответил я, подумав при этом, что сейчас мне настучат по башке. "Ты докторскую диссертацию написал, — после эффектной паузы продолжил ректор. — Будешь защищаться?". ("Право.Ru")

О власти…

Одна из причин, по которой я ушел на государственную службу, заключалась как раз в том, что мне стало неинтересно работать адвокатом. ("Право.Ru")

Раньше одна часть юристов обслуживала власть, другая — общество, а теперь юристы сами стали властью. ("Право.Ru")

Я не считаю ни Путина, ни Медведева диктаторами. Это слишком жесткое и незаслуженное определение. Нужно подбирать более точные термины. Что касается наступления демократии, то это произойдет тогда, когда необходимость ее осознает большинство граждан России, а не несколько десятков тысяч людей, умеющих думать о перспективах страны, а не только о "хлебе насущном". ("Коммерсантъ")

Сталинизм, любовь к Сталину это не историческое или философское движение, это – вера. Вера не нуждается в доказательствах, в фактах. Она потому и вера, что никакие аргументы ей не во вред. […] Сталинизм – это сектантство. Причем для России самое опасное из всех сект. ("Эхо Москвы")

Мне всегда было интересно понять: а что во власти такого? Почему в нее все лезут как мухи на сладкое? Ладно, лезут бездарности, которые ничего не умеют, кроме того, как быть кресловладельцами. Но я знаю людей умных, которые тоже стремятся во власть. Знаю людей супербогатых, которым уже ничего не надо, но и они идут во власть и, даже вылетев оттуда, хотят вернуться. Мне было жутко интересно понять изнутри, что такое власть. ("Труд")

О мигалках и пьянстве за рулем…

Могу вам сказать честно, что меня там [в правительстве] сегодня удерживает: федеральные номера на машине и мигалки на крыше. Все! При московских пробках, поверьте, это очень удобно. ("Труд")

Я не являюсь сторонником нуля, эксперимент показал, что может быть погрешность из-за приборов. Но с пьянством за рулем надо бороться ("Право.Ru")

О коррупции…

Хотите верьте, хотите нет – за всю жизнь [не давал взяток], лет 25 назад, дал взятку гаишнику. Один рубль (тогда это были деньги…). Мне взяток не предлагали, поэтому и искушения не было… ("Коммерсантъ")

Нужны не громкие кампании, а планомерная работа по "засушиванию" питательной почвы для коррупции. ("Право.Ru")

О телевидении…

Телевидение, с моей точки зрения, это не шоу-бизнес. Это вид искусства. ("Труд")

Мне жалко, что передач [Владимира Соловьева] больше нет. Особенно, "Воскресного вечера". Хотя, говорят, что у них был "недостаточно высокий рейтинг". Понимаю, что у "Дома 2" он был выше. Но это право руководства канала, определять, какие передачи должны быть в эфире, а какие – нет. По-моему, передача "Честный понедельник" не уступает "К барьеру", а в чем-то, возможно, и превосходит. Ведущих оценивать не берусь по этическим соображениям. ("Коммерсантъ")

О жизни и о других…

Ответ на вопрос [об усыновлении] — брать или не брать — для меня очевиден. Брать! Продлите свою молодость, получите новые радости и заботы (что тоже поддерживает тонус). (ЖЖ Михаила Барщевского)

Вечная жизнь в тюрьме, когда человек не может мечтать о том, что услышит птичек, увидит море, поиграет в снежки — это и есть настоящая кара. ("Право.Ru")

Мария Ивановна [Арбатова], с моей точки зрения, глубоко больной человек. Любой, кто читал ее тексты, как печатные, так и в ЖЖ, думаю, со мной согласится. А я с людьми с нервными расстройствами и с несложившейся судьбой не воюю. (ЖЖ Михаила Барщевского)

Я в последние годы очень мало читаю. Много читал в юности, а потом от этого отошел. Художественную литературу мне читать стало неинтересно. Я — продукт уже информационного общества, к сожалению. Читать сегодня у Льва Толстого четыре страницы о том, как распускается дуб, к сожалению, не могу. Мне давай сюжет, действо, знания. ("МК")

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo katsaylidiru february 16, 10:12 161
Buy for 10 tokens
Здравствуйте, меня зовут Кацайлиди Андрей Валерьевич, я являюсь адвокатом. За период своей адвокатской практики, которая началась в далеком 2006 году, мной оказана юридическая помощь достаточно большому числу моих Доверителей, а накопленный опыт позволяет делиться с Вами советами и давать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments